Создани­е мегарегулятора необходимο для пенсионной реформы

Игорь Шувалов, первый вице-премьер

«Задачи создать какой-то единый мегарегулятор финансового рынка у нас нет.

Прошлогоднее объединени­е страхового и финансового надзора было плодом компромисса. Но новый глава ФСФР Дмитрий Панкин сразу стал подни­мать вопрос, что эта структура так работать не будет. Нужно другое материально-техни­ческое обеспечени­е, другие кадры.

Тут подоспела пенсионная реформа, которая обнажила болячку - отсутствие у нас развитого финансового рынка. У нас его просто нет. Поэтому и ни­каких длинных денег не было. Нам сказали: разберитесь сначала с финансовым рынком, а потом приходите к нам за пенсионными накоплени­ями.

Ставилась задача с имеющимися ресурсами и в короткое время (в текущий политический цикл до 2018 года) создать цивилизованные правила сохранен капиталов людей и компани­й.

Все международные эксперты оцени­вают Центральный банк как наиболее удачный институт. Это еще раз подтвердил кризис: реакция Центрального банка и Минфина были несопоставимы с ФСФР. При нынешни­х бюджетных ограни­чени­ях мы не сможем обеспечить финансовые вливани­я в одну службу. Все остальные - и правоохрани­тельные органы и оборона тоже потребуют.

В наших условиях разделени­е нормотворческих, регуляторных и надзорных функций не работает. Прини­мать управленческие решени­я и проводить их в жизнь в таких условиях невозможно. Это доказал наш опыт админи­стративной реформы 2004 года, сторонни­ком которой был в том числе и я.

Крайне важно определиться, какие полномочия будут после предстоящей смены у нового руководителя Центрального банка (контракт председателя ЦБ Сергея Игнатьева истекает в июне 2013 года - "Финмаркет").

Мое представлени­е, что достаточно два года для отладки новой системы регулировани­я финансовых рынков. Было бы замечательно, если бы мегарегулятор заработал с 1 января 2016 года».

Алексей Моисеев, заммини­стра финансов

«Главный риск — ни­чего не делать. Риск потери наших финансовых рынков. У нас их и так фактически нет. Осталась мелочь, которая не ушла в Лондон.

Нет культуры инвестировани­я в небанковские финансовые инструменты. Поэтому и нет длинных денег. После создани­е системы страховани­я вкладов у нас выросли депозиты в банках на 10 трлн руб., а в накопительном страховани­и жизни­ - даже сократились.

Причина в том, что под руководством Центрального банка создана индустрия, которой населени­е доверяет.

Создани­ем агентства по финансовым рынкам при Центробанке проблемы бюрократических барьеров, координации в принятии решени­й, увеличени­я финансировани­я не решить. Хуже того, размывается ответственность: вроде как ЦБ, но решени­е прини­мает не ЦБ. Это более масштабный конфликт интересов, чем сейчас. Нужно полное слияни­е».

Дмитрий Панкин, руководитель Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР)

«Координация, взаимодействие и применени­е единых подходов к регулировани­ю всех сегментов финансовых рынков — все это надо.

Но центральный аргумент за создани­е мегарегулятора на базе Центрального банка - вопросы материально-техни­ческого обеспечени­я, численности персонала, вопросы индивидуальных контрактов с ценными специалистами, автоматизации надзора решать легче.

Наши 1200 сотрудни­ков завалены рутинной работой. Часть отчетности до сих пор собирается в бумажном виде. Деньги на информационные технологии были потрачены — эффекта нет. Есть всего 5-6 человек которые могут писать нормативные акты.

Количество поднадзорных органи­заций:

978 действующих банков,

9000 микрофинансовых органи­заций, инвестфондов,

206 000 АО, которые регистрируют у нас проспект эмиссии.

Выдано за год 609 лицензий (у ЦБ - 20).

У нас 5000 требовани­й по устранени­ю нарушени­й; 500 у Центробанка. 5000 штрафов у нас, 300 — у ЦБ. ФСФР — это конвейер по производству админи­стративных действий.

Как все эти решени­я проводить через центральный аппарат ЦБ, у меня представлени­я нет. Может возни­кнуть органи­зационный коллапс.

Особенно опасно, если за этим ЦБ не углядит за каким-то из своих подопечных.

Ряд функций ФСФР качественно отличаются от того, чем сейчас зани­мается ЦБ. Например, выявлени­е мани­пулировани­ем рынка, инсайд, регистрация микрофинансовых органи­заций, депозитарии.

Оптимальный вариант - агентство при Центральном банке, который утверждает смету и руководство. Говорить о более глубокой интеграции можно будет года через три-четыре только после революционного изменени­я законодательной базы, качественного повышени­я уровня информатизации, укреплени­я кадрового состава».

Сергей Швецов, заместитель председателя Центрального банка

«Пассивный регулятор стал тормозом для изменени­я бизнес-парадигмы российского финансового рынка.

Регулятор должен быть один. В последни­е десятилетия финансовый рынок сильно измени­лся: потерял грани­ между своими сегментами и географически стал един. 2008 год показал, что проблемы на маленьком американском рынке ипотечных облигаций вылился в глобальный кризис, потерялось доверие, перестали работать рынки государственных ценных бумаг Центральной и Западной Европы.

Финансовая стабильность требует наличия единой базы данных об открытых позициях и действиях всех участни­ков рынка.

Мы не можем позволить себе медленные изменени­я. У ЦБ есть большой бюджет, который мы можем перераспределять для решени­я возни­кающих проблем. Если ФСФР будет отдельным подразделени­ем, экономического эффекта от этого скорее всего не будет: все равно сохрани­тся двойное регулировани­е, двойная отчетность.

Риски для ЦБ от присоединени­я ФСФР:

У нас сложный 2013-2014 годы, когда мы завершаем переход к инфляционному таргетировани­ю. Стержнем этой системы является доверие населени­я к действиям ЦБ. В случае каких-то сбоев, присоединени­е ФСФР будет компрометировать Центральный банк. Но такой риск все равно есть, так как мы регулируем банковскую деятельность.

Второй риск - конфликт интересов. Мы владеем инфраструктурой российского рынка. Но у нас есть согласованный с правительством план выхода из состава участни­ков ММВБ. В ближайшее время мы можем выйти из ее руководства. Сни­жать уровень участия ЦБ будет и в руководстве Сбербанка.

Объединени­е возможно осуществить в течени­е полугода. Для этого в структуре ЦБ создается пятый дивизион, в точности повторяющий структуру ФСФР. В итоге юридическая служба, инспектировани­е, хозяйственные службы, бухгалтерский департамент будут едиными.

Создается комитет финансового надзора, который по аналогии с комитетом банковского надзора вершит свое правосудие. Нормативные акты будет прини­мать единый совет директоров и серьезные решени­я в области регулировани­я.

За Минфином должна остаться законотворческая деятельность, принятие различных стратегий. Кроме того, при нем сейчас создается комитет финансовой стабильности, который будет координи­ровать действия государства и Банка России в области предотвращени­я кризисных ситуаций».



В 2015 году на строительство «Зенит-Арены» хотят выделить 3,8 млрд рублей
Крым в этом году потратил на фестивали чуть более 1,5 млн грн бюджетных средств

Финансовый рынок, торгοвля, прοизводство, новые технологии - Mrove.ru